Алькеевские вести
  • Рус Тат
  • "Родное дитя, каким бы не было, дорого, любимо"

    - Бесполезно ходить по врачам, не будет толку от лечения. Ваш ребенок неизлечим, сказал пожилой профессор. "Мой сын будет жить?" спросила я сквозь слезы. "Жить-то будет…" - я была рада этим словам доктора… Радость, омраченная болью В январе 1982 года в семье Мидхата и Нурзиган Хайрутдиновых из Верхнего Алькеево на...

    - Бесполезно ходить по врачам, не будет толку от лечения. Ваш ребенок неизлечим, сказал пожилой профессор. "Мой сын будет жить?" спросила я сквозь слезы. "Жить-то будет…" - я была рада этим словам доктора…

    Радость, омраченная болью

    В январе 1982 года в семье Мидхата и Нурзиган Хайрутдиновых из Верхнего Алькеево на свет появился третий сын. Но радость от рождения сына вскоре была омрачена горем - через несколько дней состояние ребенка ухудшилось, тело обрело глубокий желтый цвет. Врачи сказали, что безнадежен, жить не сможет. Нурзиган провела бессонную ночь у кроватки сына в палате для новорожденных родильного отделения. Возможно, Всевышний услышал мольбу матери о том, чтобы ее ребенок выжил - на рассвете мальчик открыл глаза, начал сосать грудь, убавилась желтизна на коже.

    Увы, хотя была надежда на выздоровление маленького Марселя, она вскоре угасла. Малыш безостановочно плакал, отец и мать ночи напролет по очереди качали его на руках. В полтора года, когда его сверстники уже бегали по улице, Марсель еще не мог держать головку.

    Мидхат и Нурзиган обивали пороги больниц. Больного ребенка показывали разным врачам, были готовы купить любые лекарства. Казанский профессор раскрыл глаза на страшную действительность: у ребенка поражен мозг, на выздоровление надежды нет…

    Каждый день как год

    Нет, этот приговор не сломил отца и мать. Тяжкое испытание судьбы они приняли стойко.

    Всю трудность ухода за ребенком-инвалидом может понять только тот, кто сам пережил это. Марсель подрастал, но его разум оставался на уровне разума младенца. Он не мог разговаривать, издавая лишь неясные звуки. На ножки не вставал, двигался ползком. О том, чтобы взять в руки ложку и начинать есть самому, и речи быть не могло. До 17 лет он ходил под себя. Ценой искренних молитв и огромного терпения, старания Нурзиган апа сумела приучить сына к горшку.

    Сейчас Марселю 32 года. Отец и мать до сих пор кормят его с ложки, чай приучили пить из пластиковой бутылки. Аппетит у молодого человека отменный, но родители говорят, что в еде он привередлив, ест только вкусное. Очень любит мясные блюда, ягоды и фрукты, яблочный пирог. Если предложить ему то, что не понравится, может выбросить еду в помойное ведро.

    - Ночами совсем не спит, ползает из одной комнаты в другую, включает и выключает свет. Мы уже давно забыли, что такое спокойный сон, - говорит Нурзиган апа.

    Часто Марсель беспокоится, бьется об стену, не находя себе места.

    - Наверно, что-то у него болит, иногда сынок громко-громко плачет, - говорит мать с болью. - Но ничего сказать не может. Однажды мучился от боли в животе. Вызвали врачей из районной больницы. Но он их к себе близко не подпустил, не смогли его осмотреть. Немножко привык к сельскому фельдшеру Радику. Спасибо Радику, он делает уколы, когда сын сильно возбуждается.

    Родители всячески ублажают сына, тем не менее, иногда он приходит в ярость и начинает рвать обои, одежду на себе, вырывает линолеум с пола… Говорят, любит раскладывать на полу газеты и рассматривать фотографии.

    "Болит сердце за сына"

    Есть ли что на земле превыше чувства любви отца и матери к своему ребенку?! Восхищает то, как с огромным терпением и выдержкой ухаживают Нурзиган апа и Мидхат абый за своим больным сыном. Себя и свою жизнь они целиком посвятили Марселю. А ведь Нурзиган апа предлагали оставить больного малыша в больнице, но она даже слышать об этом не хотела.

    - Каким бы не был твой ребенок, все равно его любишь. А больное дитя к тому же и жаль очень, - говорит Нурзиган апа, гладя Марселя по голове.- Хочется накормить его самым вкусным. Сердце болит от того, что он так болен, страдаю, что не могу облегчить его боли. К счастью, мой супруг Мидхат очень хороший человек, главная опора в жизни. И бытовые заботы, и трудности по уходу за ребенком-инвалидом переносим вместе. А ведь немало мужчин, не выдержавших трудностей воспитания больного ребенка и бросивших свои семьи. Нам помогают двое старших сыновей и их семьи.

    Мидхат абый всю жизнь работал токарем в объединении "Сельхозтехника", а Нурзиган апа трудилась воспитательницей в интернате Нижне-Алькеевской школы. Сегодня оба на заслуженном отдыхе. Сразу видно, что они трудолюбивые, старательные люди. И во дворе, и за воротами их дома порядок, чистота. На подоконниках пышно цветут различные цветы.

    Реклама

    Протянем руку помощи

    С каждым годом Мидхат абый и Нурзиган апа все труднее ухаживать за сыном-инвалидом. Нурзиган апа недавно перенесла микроинсульт, страдает от порока сердца. Нетрудно представить, как это тяжело - ухаживать за 32-летним больным мужчиной. Родители каждую неделю моют его в бане. Мидхат абый приходится доставлять сына до бани на спине. А это немалое для него расстояние. Очень плохо, что в доме нет туалета. Они нуждаются в бане, пристроенной к дому, и теплом туалете. Но что можно сделать на одну пенсию?! Чтобы сделать пристрой к дому, где были бы баня и туалет, нужны немалые средства.

    Сегодня мы обращаемся к алькеевцам, которые неравнодушны к проблемам людей с нелегкой судьбой - к организациям и предприятиям, их руководителям, к предпринимателям. Все, кто имеет возможность, окажите поддержку семье, ухаживающей за инвалидом первой группы. Ведь говорят, что добро возвращается сторицей.


    Для тех, кто желает и может перечислить деньги, предлагаем расчетный счет Хайрутдиновых в "Россельхозбанке":

    07-РСХБ №119201

    ОАО "Россельхозбанк"

    119034 г.Москва

    Счет № 42305810667260000207

    Пенсионный

    Хайрутдинов Мидхат Гизетдинович.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: