Алькеевские вести

Алькеевский район

18+
Рус Тат
2024 - Гаилә елы
Новости

Михаил Толстов из села Верхнее Качеево Алькеевского района: "Не могу читать эту заметку, плачу"

При въезде в Верхнее Качеево есть очень красивый дом с узорчатыми рамами и дощатым крылечком. Не зря в народе говорят, что изба без крыльца, что птица без крыла, есть в нем своя прелесть, эдакая простота и душевность. В этом сказочном домике с ухоженным палисадником и яблоневыми деревьями живет семья Толстовых Михаила Яковлевича и Елены Николаевны. Наш сегодняшний рассказ именно о них.

Михаил Яковлевич всю жизнь проработал главным зоотехником. Трудился и в родном колхозе «Черемшан», и в  соседнем совхозе «Правда»,  а после разукрупнения хозяйства и в «Колчуринском». Еще до армии получил специальность в Мензелинском совхозе-техникуме, да так и остался навсегда верен своей профессии.  
– Трудные были времена, не скрою.  В далеком теперь 1976 году в совхозе «Правда» было плохо с кормами на свиноферме. Скрипя сердцем директор хозяйства Хамит Шарипов пустил тогда под нож поросят по 35-40 килограммов. Что поделаешь – таково было указание из района, – делится сокровенным, заново переживая те дни мой собеседник.
Понятное дело, что история эта никогда им не забудется, ведь душой болел Михаил Яковлевич  за общее дело, за каждого поросеночка или буренку. Зоотехник должен отвечать за рацион, уход и кормление скота. А вот когда нечем кормить?
Ну да ладно… Времена были разные – и урожайные годы, и не очень. Главное, что работал наш сегодняшний герой без зазрений совести, ответственно, делал все от него зависящее, чтобы не было падежа молодняка,  радовали заметные привесы у бычков,  хорошие надои  коров. Кстати, о надоях. Тогда считалось, что 8 литров с буренки – это очень высокий показатель, так сказать, рекорд в своем роде. 
По нашим временам это, конечно, очень мало. А в те годы коровы бестужевской породы считались самыми лучшими. Даже опыт перенимать приезжали в «Черемшан». А количество коров группы передовой доярки Ольги Евстафьевой первый секретарь райкома партии Назиб Бакиров, не поверив, даже  пересчитал лично, а потом долго хвалил на каждом собрании и работницу, и зоотехника.
Супруга Михаила Яковлевича тоже работала дояркой, понимал, уважал он их тяжелый труд.
– Леночке только-только исполнилось 18, я был очень настойчив, боялся, что такая красавица кому другому достанется, так что уговорил ее родителей отдать за меня. А еще она была известная на всю деревню вышивальщица, ее рушники с чувашским орнаментом до сих пор храним в сундуке на память, – рассказал свою историю женитьбы мой славный собеседник, при этом показывая  большие фотографии с ее изображением. Дескать, согласитесь, что красивая. К сожалению, мы не застали хозяюшку дома – уехала в райцентр на УЗИ (проходит диспансеризацию).
Но и так было понятно, что, несмотря на возраст, Елена Николаевна ну очень расторопная хозяюшка. Нет и малейшей пылинки, каждая вещь находится на своем месте, в доме очень чисто, уютно, тепло.  В нескольких комнатах большого дома Толстовых есть уголки с иконами, которые аккуратно прикрывают полупрозрачные занавесочки.  
– Николая Угодника мы очень  привечаем. А это Матерь Божья с младенцем Христом, – подробно рассказал об иконостасе, что в гостиной, Михаил Яковлевич. Видно, что семья очень набожная, добрая. 
А еще в этом доме есть печка, свежевыбеленная, словно для красоты, на память оставленная. Ведь в доме есть газовое отопление. Ан нет! Настоящая, не из сказки. 
– Леночка моя тут через день хлеб печет, а еще по праздникам хуплу, чегит готовит, – нахваливая свою супругу, отрезал большой ломоть белого хлеба Михаил Яковлевич.
Действительно, хлебушек очень вкусный, ароматный!  Сразу видно – из дровяной печи.
Вот так и поживает славная семья пенсионеров в Верхнем Качеево. Главе семье стукнуло 80, супруга чуть помоложе. Родили и воспитали четверых детей.
– Витя в Чебоксарах, он шофер. Надя и Света в Мелекесе на заводе работают. А сын Владимир умер совсем молодым в аварии у хурадинского моста. Тогда водитель остался жив, а моего сына не стало,– бередя старые раны, поведал мой немолодой собеседник. А потом вдруг резко замолчал, достал из картонной  коробочки бережно сложенную районную газету, пожелтевшую от времени, протянул со словами: 
– Я плачу, когда читаю, лучше вы…
В небольшой заметке за подписями Оли и Юли Толстовых – целая жизнь. В ней девочки рассказали, как после смерти отца остались сиротами, а их забрали к себе бабушка с дедушкой, согрели их родительским теплом и вниманием.
Сейчас внучки, которые остались одни, когда им было 3 и 4 годика, уже выросли, окончили техникумы с красными дипломами, теперь Ольга получает высшее образование экономиста, а Юлия учится в Ульяновском медицинском институте – будущий врач. 
Во время нашей душевной беседы в дом зашла пожилая женщина. Она, улыбаясь,  села неподалеку, внимательно стала слушать. Оказывается, ошиблись…
– Глухонемая наша Шура, с детства такая. У нас живет, летом уходит в свой дом ночевать, а зимой не пускаем туда. Старенькая уже совсем. Сейчас и чайник поставить не может, сами ухаживаем,– рассказал о 85-летней сестре супруги мужчина. При этом ни укора, ни даже намека, что трудно им, ведь и сами не молоды. Только сострадание, жалость, забота и искренняя доброта лучились из глаз нашего героя.
Немногословный, очень скромный, учтивый, вежливый наш собеседник даже вскользь не пожаловался на свою жизнь. А только хвалил своего зятя, который во всем доме поклеил обои, детей, которые приезжают сажать картошку, рассказал о достижениях  одиннадцати внуков, с непременной гордостью сообщил, что него уже есть четыре правнука. Еще с неподдельной добротой поведал о своих коллегах, которых уже нет в живых, доярке-победительнице соцсоревнования Людмиле Гавриловой и еще о многих односельчанах-славных сельских тружениках.
А на вопрос, есть ли награды, честно ответил, что их нет. И не потому, что не было показателей, ведь в свое время «Черемшан» гремел не весь район, нет. А из-за лишней скромности.
– Меня с женой включили в свое время в список на представление к награде в честь 100-летия Ленина, а я вычеркнул, вписал другие фамилии. Совестно мне было как-то. А сейчас думаю, что не прав я был, хотя бы по отношению к супруге. Она 40 лет  дояркой проработала, на хорошем счету всегда была, на доску почета в районе не раз ее портрет вывешивали. Ведь льготы сейчас ах как пригодились бы. Но мы не жалуемся. Слава Богу, все есть, живем в достатке, лишь бы был мир и покой, не было бед и напастей, – сказал на прощание наш милый старичок. Пусть так и будет!

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа


Галерея

Оставляйте реакции

1

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев